Уважаемые заказчики, звоните 7-985-557-47-02 или пишите на email info@kovka-istrazone.ru.

Заказать обратный звонок

Художественная ручная ковка Художественная ручная ковка меню

О создании кузнечного музея и Союза кузнецов

Создание мемориального музея А.И. Зимина и спасение дачи от сноса.

Утром, 7 июня 2009 года, во второй день проведения Праздника кузнецов в Музее кузнечной науки и техники, скоропостижно скончался Президент Союза кузнецов, Юрий Анатольевич – старший сын Анатолия Ивановича Зимина. Скончался в день святой Троицы и в день рождения своей матери – Елизаветы Константиновны.

6 июня, в день открытия очередного Праздника кузнецов, который проводился в день рождения Е.К. Зиминой, Юра был как всегда деловым и сосредоточенным. Мы привели в порядок террасу и расставили перед фасадом дома все музейные кузнечные изделия, а так же лавочки для кузнецов и гостей праздника. Приехавшие кузнецы разожгли свои горны, разложили инструменты и полились кузнечные перезвоны над парком музея.

К 12 часам в музей подъехали сотрудники отдела Культуры Балашихинского райсовета, издательства «Металлург», ведущие специалисты и преподаватели Московских вузов и НИИ и многие гости и любители кузнечных дел. Праздник кузнецов открыл, как всегда, Юрий Зимин. Он поздравил всех с праздником и пожелал всем хорошего его проведения. Потом выступили сотрудники отдела Культуры, директор издательства «Металлургии» и я, как первый директор Музея, а так же все желающие от широкой общественности. Праздник прошел на высоком уровне. В конце праздника, как всегда, были проведены награждения кузнецов и устроен банкет в честь победителей. Ю.Зимин был в центре внимания: произносились тосты, пели песни под гитару, шутили и обсуждали различные темы – все было хорошо и весело.

А утром, 7 июня, Юру нашли мертвым на террасе дома, сердце- не выдержало. Похоронили Юру с большими почестями на кладбище в «Новой деревне», и кузнецы поставили ему замечательный памятник в «Музионе» ЦДХ –« Лестница, уходящая в небо, со свечами на каждой ступеньке, а наверху стоит ангел Господня» ( автор – Заслуженный художник России В. Воробьев).

Теперь необходимо сказать несколько слов о дружбе семейств - Зиминых и Навроцких. Мой отец, Георгий Александрович, был знаком с Анатолием Ивановичем с 40-х годов прошлого века.

А.И. Зимин был научным руководителем отца по кандидатской диссертации и официальным оппонентом по докторской диссертации.

Мы всей семьей приезжали на дачу к Зиминым в Салтыковку. Анатолий Иванович рассказывал о своем доме и участке, показывал елки, посаженные на участке в честь важнейших семейных событий: женитьбы на Елизавете Константиновне, рождения детей Юры, Веры и Володи (по сообщению Володи, после смерти родителей все елки погибли).

Анатолий Иванович с женой приезжали также к нам на дачу в Икшу, и папа рассказывал им, как мы на южном склоне выращиваем дыни и виноград. По этому поводу Анатолий Иванович сказал: «Георгий Александрович, не надо идти против природы, сажайте то, что хорошо растет в нашей средней полосе». В дальнейшем папа так и поступал.

На этих семейных встречах я познакомился с Юрой. Спустя десять лет судьба снова свела меня с Ю. Зиминым, когда я поступил работать во Всесоюзный научно-исследовательский институт металлургического машиностроения (Внииметмаш). Юра был руководителем группы и я начал с ним работать по проектированию гидровинтовых пресс-молотов, схему которых изобрел Анатолий Иванович и считал их машинами будущего. Затем наши пути несколько разошлись: я поступил в очную аспирантуру и после ее окончания начал работать преподавателем в МВМИ.

После смерти Анатолия Ивановича (в 1974 году) мы с Юрой начали работать по созданию мемориального музея. Вначале он никому не рассказывал о своих планах по созданию музея и действовал самостоятельно, что часто приводило к отрицательным результатам. Так был получен отказ от Министерства культуры РФ о создании мемориального музея А.И. Зимина на базе его 4-х комнатной московской квартиры на ул. А.Толстого (бывшая Спиридоновка), исходя из того, что «музей не может быть организован на пятом этаже жилого дома», где еще проживают родственники ученого.

Тогда Юра стал вести переговоры с сотрудниками Ивановского историко-революционного музея об организации в музее стенда, посвященного А.И. Зимину. Эти переговоры проводились с моим присутствием, во время участия в научно-методической конференции «Охрана памятников науки и техники» в пригороде Звенигорода на базе санатория АН СССР в 1979 году.

После наших выступлений мы сидели на открытой веранде и Юра передавал сотруднице Ивановского музея личные вещи Анатолия Ивановича, среди которых были и два ордена Ленина. Меня это несколько «покоробило» и я сказал: «это же семейные реликвии и они должны оставаться в семье». На это Юра ничего не сказал, но посмотрел на меня так, что я больше не захотел вмешиваться в их разговор. В последствии, мы с Юрой были в этом музее, и я видел тот стенд, посвященный А.И. Зимину, который никак не мог показать значимость и величие крупного Советского ученого и основателя отечественной школы кузнечно-прессового машиностроения.

Следующим нашим этапом, по увековечиванию памяти Анатолия Ивановича- была поездка в Гаврилов-Посад, где он родился (в 1895 г) и провел свои юношеские годы. Юра хотел создать в пустующем, 3-х этажном доме в центре города (дом купца Киселева н. ХХ века) музей, посвященный А.И. Зимину и мемориальную композицию в доме, где ученый родился. В эту поездку, мы внимательно осмотрели 2-х этажный дом Зиминых, который оказался в полуразрушенном состоянии и, что еще хуже, полностью заселен жильцами. После этого мы посетили конный завод «Владимировских тяжеловозов», построенный по приказу царя Ивана IV (Грозного) и познакомились с 90-летним потомственным кузнецом В.П. Девятовым (его предок, Григорий Девятов, был кузнецом дворцовой конюшни). Затем, в городском краеведческом музее, мы обсудили вопросы по созданию в Гаврилове-Посаде историко-этнографического музейного комплекса с мемориальном музеем, кузнечной слободой и действующими кузницами.

Во вторую поездку в Гаврилов-Посад, летом 1979 года, мы взяли с собой известного кузнеца, мастера по булатным и дамасским сталям, Вячеслава Ивановича Басова, который изъявил желание работать в этом городе по созданию историко-мемориального кузнечного комплекса. В. Басов активно включился в работу: сделал большое количество рисунков для Кузнечного комплекса и начал налаживать работу с местными кузнецами и молодежью. В ноябре того же года, даже, вышла статья в газете «Сельская Правда» № 131 «Будет мемориальный комплекс», в которой сообщалось, что вышло постановление местных властей о расселении дома № 11 по ул. Розы Люксембург и проведении там реставрационных работ, а также создании в доме №12 по ул. Совхозная мемориального музея А.И. Зимина. Кроме этого, выделить в пойме реки Ирмес в районе Мельничной ул. участок для строительства кузнечного комплекса. Однако, как написал мне в декабре В. Басов, все оказалось «миражом», и ему пришлось возвратиться в свой родной Суздаль. Так провалилась очередная мечта Ю. Зимина о создании историко-мемориального комплекса на родине Анатолия Ивановича.

Теперь у Юры оставалась последняя надежда организовать мемориальный музей А.И. Зимина на даче в Салтыковке. Этот дом был построен по собственному проекту Анатолия Ивановича в 30-ые годы прошлого века и предназначался для проживания всей семьи и родственников как летом, так и зимой. И вдруг Юра случайно узнает, что вышло постановление Мосгорсовета №1204 от 29.04.78 «О выделении территории, на которой находится три дачных участка, заводу МЭЛЗ под строительство профилактория». Это было страшным потрясением для владельцев дачных участков.

Юра Зимин, никому ничего не сказав, начал писать письма во все вышестоящие организации (за собственной подписью) с целью ликвидации постановления Мосгорсовета. Однако, на все его письма приходили однозначные ответы: «подписанное решение Мосгорсовета не может быть отменено». Кроме этого, к владельцам дач стали поступать письма о необходимости освобождения помещений и очистки территорий от всех дачных строений. Тогда Юра понял, что справиться с государственной машиной в одиночку не удастся, и он все рассказал мне, и мы решили срочно собирать «команду» для борьбы.

Из крупных ученых и специалистов, в области обработки металлов давлением, был организован Ученый Совет музея (галерея портретов членов Совета в настоящее время размещена на стене в гостиной музея). Председателем Совета был назначен мой отец, Георгий Александрович Навроцкий– Заслуженный деятель науки и техники РФ, д.т.н., профессор. И кроме этого, вся деятельность музея была взята «под крыло» Центральным Правлением научно-технического общества машиностроительной промышленности (ЦП НТО Машпром). Нам стали помогать такие крупные общественные организации, как Всесоюзный Совет Научно-технического общества (ВСНТО), во главе с Академиком Ю. Ишлинским, Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПиК), председатель Кочемасов , Всероссийское общество охраны природы (ВООП); академические институты «Машиноведения» (директор академик К.Фролов) и Институт истории, естествознания и техники (ИИЕиТ); многие учебные вузы – МВТУ им Баумана, МИСИС, МАТИ, МАИ, Станкин, МАМИ и др; ведущие научно-исследовательские и проектные институты – Всесоюзный научно-исследовательский институт металлургического машиностроения (ВИИМЕТМАШ), директором которого был ученик А.И.Зимина - академик Целиков А.И, Центральный научно-исследовательский институт тяжелого машиностроения (НИИТМАШ), Центральное бюро кузнечно-прессовых машин (ЦБКМ), Всесоюзный институт легких сплавов (ВИЛС), а также крупнейшие в СССР машиностроительные заводы – Уралмаш, Старый и Новый Крамоторские, Ступинский и др.

Стали появляться многочисленные газетные и журнальные статьи с высказыванием знатных кузнецов – героев соцтруда и делегатов партийных съездов. Была даже статья в газете «Правда» от 13.12.81 «От подковы до ракеты» (спецкор «Правды» Н.Петров) о деятельности Музея кузнечной науки и техники. В конце статьи приводилось письмо из Костромы от делегата XXVI съезда КПСС, кузнеца костромского завода «Рабочий металлист» А.В. Мохова: «От имени ветеранов-кузнецов, большое спасибо за проявленную инициативу. Если бы вы знали – какое вы большое дело делаете, товарищи, пропагандируя одну из важнейших рабочих профессий! Готов помочь музею всем, чем могу».

Однако, несмотря на проводимую нами «титаническую» работу, Глав АПУ города Москвы ответило нам письмом №8/796 от 23.02.1982г. «Сохранение дачи на отведенном участке не представляется возможным, так как она расположена в центральной части санатория-профилактория МЭЛЗ». Для отмены указанного Решения Ученый Совет музея решил направить в Глав АПУ делегацию, в составе А.Ф. Нистратова (Лауреат премии Совета Министров СССР), В.Н. Глушкова (Лауреата государственной премии) и меня, как директора Кузнечного музея.

Наша делегация, в течение 2-х часов «сражалась» с ведущими архитекторами Управления, но все оказалось напрасным- постановление Моссовета отменено не было.

Спустя несколько месяцев в г. Балашиха был суд по нашему иску, но постановление Мосгорсовета отменено не было.

Однако, проводимая нами колоссальная работа по спасению дачи и музея привела, в конце концов, к положительному результату – наконец, было принято Решение Исполкома Балашихинского горсовета № 1020/27 от 14.11.86. «Об открытии Музея кузнечной науки и техники, на общественных началах, в поселке Никольско-Архангельское» !

Таким образом, благодаря помощи широкой общественности, многочисленным газетным и журнальным статьям, письмам и выступлениям многих учебных и научно-исследовательских институтов, крупнейших заводов страны, дача и участок проф. А.И. Зимина были спасены и на их базе был создан единственный в мире Музей кузнечной науки и техники.

Организация экспозиции музея и действующих кузниц на территории участка.

После того, как угроза сноса дачи А.И. Зимина была устранена, начались научно-методические работы по создании экспозиции. Так как музей, по желанию Юрия Анатольевича, должен был быть - историко-мемориальный, то в первую очередь мы стали экспонировать рабочий кабинет Анатолия Ивановича. Выставили все его авторские свидетельства, статьи и книги, многочисленные фотографии, а так же книги и статьи коллег и учителей А.И. Зимина. Большая часть экспозиции была посвящена его детству и юности, учебе в гимназии, в Императорском Московском техническом училище и работе на оборонных предприятиях Нижнего Новгорода, Перми, Нижнего Тагила. Широко представлены материалы по организации учебной и научно-методической работы на кафедре АМ-6 МВТУ. На любительских фотографиях представлена личная жизнь Анатолия Ивановича и его работа в саду. В этом же разделе были показаны его стихи и философские трактаты.

Однако, собирая экспозиционные материалы, мы с Юрой поняли: для того чтобы раскрыть образ крупного ученого в области машиностроения, необходимо в Музее показать и документы производственного плана – чертежи кузнечно-прессовых машин и оборудования, поковки и готовые изделия, а также необходимо рассказать о заводских инженерах, ученых и исследователях. Мы срочно стали связываться с машиностроительными заводами и научно-исследовательскими институтами и просили прислать, или лично привезти, уникальные изделия, чертежи, фотографии и модели уникальных кузнечно-прессовых машин и изделий. Так у нас в музее появились двигатель от реактивного самолета Миг-17, опорные катки современных танков, детали от обшивки ракет и т.п. УЗТМ передал в дар музею 9-тонную поковку коленчатого вала, а ЦНИИТМАШ – 16-тонную турбинную лопатку. Создав такую уникальную научно-промышленную экспозицию, пришлось несколько изменить название музея. Теперь музей стал называться- «Музей кузнечной науки и техники», но и это название не охватило всех направлений в области кузнечного дела. У нас уже было собрано большое количество кованых деталей для сельского хозяйства: разнообразные подковы, ножи, тяпки, дверные приборы – жиковины, ручки, задвижки, гвозди, болты и гайки. Большую коллекцию старинных с/х изделий передал нам в музей кузнец Измайловского парка В.С. Горновой: плуги, бороны, колеса, остов брички, подковы. Макетчик из Института теории и истории архитектуры В.И. Тимофеевич привез в музей деревянную соху с коваными сошниками.

Участвуя в археологической экспедиции в городе Старица Тверской обл. (рук. М. Левин), мы с Ю. Зиминым привезли большое количество с/х кузнечных изделий.

Вскоре, у нас в музее появились и такие разделы, как «Художественный металл» и «Оружие и доспехи». Художественный металл стал собираться после того, как я привез в музей фрагменты кованого козырька. Константин Шацкий – кузнец 1 Московского часового завода привез и передал в дар музею свои художественные изделия: светцы, каминные приборы, а также художественные кованые изделия со сносимых старинных зданий.

Раздел «Оружие и доспехи» начал развиваться у нас после того, как офицер Советской Армии Дмитрий Зенин подарил нам длиннополую кольчугу, изготовленную им, по старинной технологии в течение 4-х месяцев (правда, в свободное от работы время).

Потом ребята из Салтыковки и Балашихи стали дарить нам различные кованые изделия: топоры, тяпки, косы, подковы, а также наконечники стрел и копий, ножи.

Еще одна интересная экспозиция была создана в музее в течение 2-х лет- это бытовые изделия, элементы, которые выковываются из листовой меди или латуни, а затем соединяются при помощи пайки и превращаются в самовары, чайники, различные ковшики, кувшины, чаши и кубки.

При составлении экспозиций нам помогали многие музеи и специалисты-музейщики. Так, сотрудники технологического отдела (нач. отд. В.В. Дорощюк) часто приезжали и помогали составлять паспорта на изделия, а музейщики из «Музея города Москвы» рассказывали о реставрации экспонатов и проводили показательные экскурсии. Так, постепенно музей начинал принимать «музейное лицо». Про наш музей было снято несколько ТВ – клипов и даже изготовлен   фильм «Художественная ковка» киностудией Российского Дома народного творчества.

Однако, наиболее сложным процессом в создании музейного комплекса, была организация экспозиционных кузниц с действующими горнами. Первым музейным горном стал мой дачный горн, который мне изготовил кузнец Григорий Ильич. Во время учебы в Станкине он обучал нас азам кузнечного мастерства во время технологической практики. Горн состоял из станины, сваренной из уголков, электродвигателя с компрессорной турбиной и фурмы. Этот горн мы привезли из Икши и установили перед фасадом нашего Музея, где и демонстрировали его работу, когда приезжали многочисленные проверяющие комиссии. Горн работал хорошо и комиссии в своих протоколах отмечали, что «музей функционирует». Однако, для создания кузнечного участка, надо было приглашать профессиональных кузнецов. Первыми кузнецами, которые приняли участие в организации кузниц, были: В. Басов - преподаватель Суздальского художественно-реставрационного училища, К. Шацкий, И. Никитин, К. Службин, М. Геворкян – кузнецы промышленной ковки, В. Долотов и В. Ефремов – кузнецы реставраторы, В. Тумов – кузнец художник из города Асбест, В. Политковский – кузнец и сантехник и др.

Кузнецы сварили металлический навес и установили там 4 горна, «питающихся» воздухом от одного компрессора. Кроме этих горнов, К. Щацкий построил из кирпича старинный горн с кожаными мехами, который был установлен в специальном помещении.

Все кузнецы и добровольные помощники работали, практически каждую субботу и воскресенье, а Валентин Политковский работал в музее практически « и днем и ночью». Он организовал группу молодых ребят, с которыми разобрал старый сарай, очистил территорию и на ней стал строить новое здание, значительно большей площади. На своем старом «Запорожце», он привозил в музей металлические трубы и профиля, различные доски и бревна собранные на свалках, приводил их «в порядок» и устанавливал на нужные места. В течение года каркас кузницы был построен и начался процесс отделки изнутри. В большом зале, был установлен стационарный, «старинный» кирпичный горн с мехами, наковальней и столиком с инструментами. В комнате поменьше, располагалась столовая с большим столом, лавками и кухонным шкафом для посуды и продуктов. На втором этаже располагалась спальня на 5-6 спальных мест, где кузнецы могли переспать день-два.

Ю.Зимин был очень доволен работой Политковского, и даже разрешил ему, при необходимости оставаться ночевать в этой кузнице. Вообще, Юра многим кузницам советовал строить здесь свои кузницы и работать в них. Однажды, он даже пригласил в музей известного путешественника, Федора Конюхова и посоветовал построить ему рядом с участком свою мастерскую.

Валентин очень любил заниматься с ребятами и организовал для них кружок «Юный кузнец». В этом кружке проходил свои кузнечные «университеты» и Леша Кузмин – один из лучших, в настоящее время, кузнецов-художников России. Однако, этот кружок просуществовал недолго, чуть больше года.

Как - то поздно вечером, Вера (сестра Юры) увидела в здании свет и устроила Юре скандал: «какие - то мужики ночуют там, и ночью могут всех нас перерезать, кричала она». Юре пришлось идти к Валентину и говорить, чтобы он уезжал ночевать домой. Политковский очень обиделся на Зимина и на следующий день, пригнал грузовик и с помощью своих ребят вывез все свое оборудование и оставшиеся материалы. Через несколько дней в «Московской правде» появилась негативная статья о противоправных действиях сотрудников Музея кузнечной науки и техники. В. Политковский очень тосковал без любимой работы и для заработка начал перегонять машины. Однажды, рулевые тяги машины заклинило и Валентин врезался в столб и разбился.

В дальнейшем, кружок «Юный кузнец», работал в Балашихе при Центре искусства и ремесел (директор О.Шонина). Сначала, занятия проводил кузнец К. Шацкий, а потом два года преподавал я. В 1988 году, я организовал при 293 школе кузницу, в которой обучались школьники 6-9 классов. После окончания школы, ребята поступали, без экзаменов, в Московскую Государственную Академию приборостроения и информатики (МГАПИ), где я читал лекции и вел практические занятия по специальности «Технология художественной обработки материалов». Многие выпускники по этой специальности, впоследствии стали профессиональными кузнецами.

Последним руководителем кружка «Юный кузнец», был кузнец из Армении Михаил Геворкян или «дядя Миша». Он знал свое дело и любил ребят, но судьба и с ним сыграла злую шутку. У него в Балашихе не было жилья и он снимал какие-то «углы». Однажды, он простудился, заболел и ослеп. В память о «дяде Мише», в музее осталась калитка, им откованная.

Еще хочется сказать об одном человеке, сделавшим много для развития музея- это Владимир Владимирович Капралов. В Балашихе он руководил молодежным техническим Центром, а у нас в Музее был Вице президентом Союза кузнецов. Он знал многих «начальников» в Балашихе и мог решать, практически все технические вопросы. Кроме этого, он был хорошим руководителем и организатором. Под его руководством были проведены три выездные Фестиваля кузнецов в городе Боровске. Кузнецы из Москвы, СПб, Тулы, Пскова, Коломны и других городов России приехали в этот старинный город и ковали у стен древнего монастыря. Все мероприятия были организованы на высоком уровне и кузнецы получили ценные подарки, а город хороший праздник.

Оценивая, в целом, всю деятельность музея за 35 лет, необходимо отметить, что была проведена колоссальная работа:

- спасен от сноса дачный дом и участок А.И.Зимина;

- организован Музей кузнечной науки и техники, в котором были собраны уникальные материальные и научно-технические материалы, проведено большое количество экскурсий для детей и взрослых, организованы «Школы юных кузнецов» в городе Балашиха;

- создан Союз кузнецов России;

- создана «Кузнечная Академия им. А.И. Зимина»;

- изданы десятки специальных и научно-популярных книг и сотни журнальных статей, кинофильм «Художественная ковка»;

- создан специализированный кузнечный центр в школе №293 (ЦО 293);

- создана новая специальность для ВУЗов «Технология художественной обработки материалов», со специализацией «Технология художественной обработки металлов», которая готовит специалистов по художественной ковке, литью и ювелирке;

-выпускается Издательством «Металлург» периодический альманах «Художественный металл России»;

- во многих городах и районных центрах России созданы региональные Союзы кузнецов, проводятся Праздники и Фестивали кузнецов, научные семинары, чтения и Конгрессы.

 

 

P.S. Авторство текста полностью принадлежит Навроцкому А.Г. Частично, о создании музея Александр Георгиевич рассказал в своем интервью. Но, как говорится, для истории я решил опубликовать материал на своем сайте. Материал предоставлен, еще раз повторюсь, Навроцким А.Г. При копировании, обязательно указывать автора.

 
вверх